Заявка

* Поля отмеченные звездочкой являются обязательными для заполнения.

Отзыв

* Поля отмеченные звездочкой являются обязательными для заполнения.

Инженеры победы

#ИнженерыПобеды

 

Богатырев Павел Иванович

 

 

Битва за снаряды

        Богатырев Павел Иванович 1917 года рождения. Окончил вечернее отделение машиностроительного института в городе Бежица. Награжден Орденом Отечественной Войны 1 степени, Орденом Красного Знамени. Механик, заместитель главного технолога, начальник отдела реконструкции завода. Приехал на Урал в связи с эвакуацией 17 сентября 1941 года. В г. Нижний Тагил назначен механиком будущего четвертого цеха, который организовался на базе оборудования и кадров, прибывших по эвакуации из Брянска.

       Эвакуированное оборудование ставить было некуда, все цеха на заводе были заняты. Началось строительство новых цехов. Это требовало немало времени. Тогда поступило предложение начать работу под открытым небом – коллектив поддержал, и уже через два месяца после приезда Павла Ивановича в Нижний Тагил была изготовлена первая партия снарядов. Через месяц после начала выпуска продукции цех выполнил план и вышел в передовые коллективы завода в социалистическом соревновании. Вскоре было закончено строительство нового корпуса, в котором разместили все оборудование.

       В декабре 1941 года поезд, в котором ехал Павел Иванович, потерпел крушение. Были погибшие и много раненых. Сам Павел Иванович получил серьезную травму ног. Две недели он не мог вставать. Позже стал тренироваться, сначала ходил на костылях, а затем и без них.  Позже разрешили выйти на работу.

       В начале июля 1942 года Богатырева пригласил на разговор директор завода Климов Иван Леонтьевич и сказал:

       - У нас на заводе плохое положение в  первом и во втором производствах. Плохо работает оборудование, много простоев, срывается график изготовления важнейших снарядов для фронта. Для исправления положения назначаем вас главным механиком второго производства. Приказ подписан. Желаю успеха.

        Ознакомление с новым производством произвело удручающее впечатление. Подвесные конвейеры были изломаны, часть люлек снята. Во время простоев жизнь в цехе как будто умирала, темп производства падал. Многие станки и другое технологической оборудование простаивали из-за неисправности и нуждались в ремонте.

        Разгрузка вагонов, раскупорка ящиков и подача заготовок в цех на первую, подготовительную фазу, осуществлялась вручную, на вагонетках. Для облегчения труда грузчиков на подвозке вагонеток использовали лошадей. Но даже для них эта работа была очень тяжелой. Аналогичное положение было и на заключительной фазе.  Тысячи ящиков весом 70-75 кг выносились из цеха и погружались в вагоны вручную. Если вагонов не было, то ящики с готовыми снарядами укладывались в штабеля. Чтобы подвинуть ящики с готовой продукцией по рольгангу, останавливали конвейер, все рабочие – мужчины и женщины, подходили к рольгангу и по команде проталкивали ящики вперед.

        С июля 1942 года по 8 мая 1945 года все руководители завода, в том числе и Богатырев, были переведены на казарменное положение. 2 раза в неделю руководство разрешало Павлу Ивановичу выйти с завода чтобы повидаться с женой и сестрами. Перед Павлом Ивановичем стоял главный вопрос – что делать? Работы непочатый край, недостаточно рабочих на ремонте оборудования, низкая квалификация рабочих, много конструктивных недочетов оборудования. За основу ремонта была принята система поддержания работоспособности оборудования путем его восстановления после поломок и износа в первоначальное положение. То есть, без анализа причин отказов и непосредственно их устранения. Павел Иванович считал это порочным методом. Он твердо решил изменить существовавшую систему ремонта оборудования. С этой целью была создана специальная бригада по модернизации оборудования из числа лучших слесарей. Богатырев создал им более благоприятные условия, поддерживал их материально, выдавал талоны на дополнительные и специальные обеды. Особенно поощрялись слесаря, которые проявляли творческий подход к работе.

        Главным звеном предстоящей работы были определены подвесные конвейеры. Они определяли ритм производства, выполняли основную нагрузку по транспортировке снарядов. Остановка конвейера дезорганизовывала всю работу. Конвейер состоял из 2-х параллельных двухярусных конвейеров длиною по 300 метром каждый. На каждом конвейере было подвешено по 250 люлек весом 75 кг и высотой около 2 метров. Конструкция люлек и механической системы их управления в местах разгрузки и загрузки была весьма несовершенна и требовала серьезной доработки. У Богатырева созрел ряд идей. Некоторые из них он уже довел до разработки чертежей и изготовления опытных образцов. Однако, в один момент, из условий безопасности, главный инженер завода Дмитриев в приказном тоне предложил приступить к демонтажу и порезке подвесных конвейеров. Это было полной неожиданностью для Павла Ивановича. Он пытался убедить главного инженера, что конвейер можно восстановить. Это крайне необходимо для транспортировки снарядов, грузчиков не хватало. Дмитриев был не согласен и дал 4 дня на демонтаж конвейеров. В случае невыполнения указаний грозился отдать Богатырева под суд военного трибунала. Богатыреву, пришлось все это пережить, не отступив от своих намерений. Ночами он не спал, думал, как усовершенствовать конвейер. Утром по его чертежам изготавливали макет люльки, и тут же испытывали в работе. Находили недостатки, снова переделывали, снова испытания.

        Состоялся второй неприятный разговор с главным инженером. Дмитриев требовал объяснений, почему не демонтированы конвейеры. Обстановка осложнилась. Руководство завода требовало от наркомата и представителей Красной Армии для завода два батальона солдат в связи с плохой работой конвейеров, но для этого нужен был акт о демонтаже. Богатырев убирать конвейер отказывался. Помогло ситуации вмешательство директора Климова. Он поддержал идею реконструкции и выделил рабочим 250 пачек сигарет «Казбек» для проведения этой большой работы. Павел Иванович тоже осознавал опасность возникновения чрезвычайного происшествия. От падения люльки с большой высоты мог произойти взрыв, а, следовательно, человеческие жертвы. Богатырев принял решение закрепить дополнительно все люльки предохранительными хомутами. В дальнейшем несколько люлек действительно оторвались от цепи и не упали вниз только благодаря этим хомутам. Через некоторое время приемлемый вариант люльки был найден. Ликвидированы верхние замки, удерживающие люльки в жестком вертикальном положении, верхняя и нижняя площадки были жестко закреплены в горизонтальной плоскости с помощью вертикальной планки. Люльки были выправлены и отремонтированы. Рабочим-операторам этот вариант понравился больше других.  Вскоре модернизация и восстановление конвейеров были закончены. Их покрасили серебристой краской, в корпусе стало светлее и наряднее. Директор завода издал приказ, в котором объявил благодарность Богатыреву и всем членам бригады слесарей за восстановление конвейеров.

        Осенью 1942 года на завод приехал заместитель наркома боеприпасов Горемыкин. Проходя по корпусу второго производства, он обратил внимание, что конвейеры работают хорошо. В корпусе наблюдалась деловая обстановка и порядок, хотя полгода назад Горемыкин поддержал идею демонтажа конвейера. Он поблагодарил Павла Ивановича, одобрил его инициативу и пожелал дальнейших успехов. Конвейер работал хорошо, и рабочие были им довольны. Проходя по корпусу, Богатырев нередко слышал слова благодарности от рабочих за восстановленный конвейер или другой станок. Для него это была высшая награда за его труд. Созданная им команда по модернизации конвейера не была расформирована, а использовалась дальше для капитального ремонта и одновременной модернизации оборудования. Возникала идея, ночью она продумывалась, делались эскизы, расчеты, а утром бригада уже приступала к осуществлению идеи в металле. Все проверялось на практике, в деле. Работа шла отлично.

        В дальнейшем Богатыреву пришла идея облегчения работы грузчиков и на заключительной фазе. Периодически для продвижения ящиков с готовой продукцией по рольгангу мастер останавливал транспортер, приостанавливал все работы на станках участка и приглашал всех рабочих помочь передвинуть ящики. Ритм производства нарушался. Так родилось первое изобретение Павла Ивановича – кулачковый толкатель. За один неполный оборот вала кулачки (крылья) перемещали ящик со снарядами в горизонтальном направлении по роликам на расстояние, равное ширине ящика. Затем укладывается или перемещается по роликам второй ящик в позицию загрузки. При втором или последующем повороте вала второй ящик перемещается в продольном направлении и толкает дальше по рольгангу первый ящик. И так далее. Толкатель сыграл важную роль в деле резкого увеличения выпуска оборонной продукции. Он значительно облегчил труд рабочих при транспортировке, разгрузке и погрузке вагонов, исключил остановку поточных линий, определял ритм потока. Установленный в поток толкатель успешно работал до конца войны. В случае его поломки или неисправности все работы на потоке приостанавливались. На кулачный толкатель впоследствии получено авторское свидетельство на изобретение за №86220.

        За успешное выполнение заданий Государственного комитета обороны по обеспечению Советской Армии боеприпасами для разгрома врага Нижнетагильский завод был награжден орденом Красного знамени.

 

 

Гомонюк Евгений Данилович

 

 

        Гомонюк Евгений Данилович, 1912 года рождения. Родился на Украине. В 1936 году начал трудиться на строительстве завода №56 в Нижнем Тагиле, где прошел путь от бетонщика, начальника строительного участка до заместителя директора завода по общим вопросам и работал на предприятии до конца своей жизни. Был одним из первых стахановцев на сооружении производственных и социальных объектов завода, технически грамотным специалистом, умеющим отвечать и за свои поступки, и за своих подчиненных.

        На строительстве цеха №2 работал коллектив строителей, возглавляемый начальником участка Е. Д. Гомонюком. Строителей не хватало, на помощь пришли красноармейцы стахановцы. Но строительство простаивало из-за отсутствия цемента.  Евгений Данилович обратился в ЦК ВКП (б) телеграммой: «Москва Кремль. Председателю СНК Генеральному секретарю ЦК ВКП т. Сталину. Нижнем Тагиле срывается строительство объектов, имеющих важное народнохозяйственное и оборонное значение отсутствием цемента тчк. Главком занаряжен цемент Вольска зимой Волгой тчк Невьянский завод рядом требуется 100 тонн тчк Прошу Вашей помощи тчк  Начальник участка Гомонюк».

        Через несколько дней из Невьянска на завод поступило 30 вагонов цемента - 400 тонн, вместо 100. Часть цемента была передана Красноуральскому химзаводу. Одновременно велось строительство цехов и жилья для работников завода.

        Если вначале войны работал только один цех, то к концу 1941 года таких цехов стало 5, в 1942 году – 11, в 1943 году – 13, что позволило в разы увеличить выпуск боеприпасов для фронта.

        Евгений Данилович за свой труд награжден медалью «За трудовое отличие» (Бюллетень №1 от 13.04.1945 года), согласно Указа Президиума Верховного Совета СССР.

        Данные биографии Е.Д. Гомонюка взяты из книги «75 лет во имя победы, во имя родины», 2014 год.

 

 

Румянцев Глеб Васильевич

 

 

        Глеб Васильевич Румянцев 1918 года рождения, технолог завода №56. Награжден Орденом Красной Звезды, двумя Орденами Ленина, многими медалями за работу на оборонную мощь государства (бюллетень №1 от 13.04.1945 г.).

        В 1941 году, после окончания с отличием Казанского химико-технологического института, Глеб Васильевич Румянцев был направлен на завод №56, где прошел все ступени служебной лестницы от технолога отдела до директора завода.

        За работу на заводе отвечали головой, и Глеб Васильевич понял это еще в 1941 году, когда начал работать в самом большом, только что возведенном цехе. Новое производство на заводе должно было наладить снаряжение артиллерийских снарядов, основанное на высокопроизводительном методе, не имевшем аналогов за рубежом – шнековании взрывчатых веществ.

        Глебу Васильевичу пришлось соединить воедино все: выходивший без конца из строя подвесной конвейер, перевод станков на круглосуточный режим и снежные заносы вокруг поселка, эвенки, присланные на завод в невероятные, немыслимые условия, создание поточных линий и витавшее в воздухе чувство опасности, когда любая оплошность могла привести к непоправимому.

        Успешная работа коллектива зависела от руководителей предприятия и всех служб.  За годы войны каждый 10 снаряд, израсходованный в ходе боевых действий, был изготовлен руками работников завода №56 и в этом огромная заслуга Румянцева. Он постоянно занимался рационализаторской работой. Экономический эффект, считал Глеб Васильевич, всегда неотделим от нравственного. Совершенствовали технологические операции и рационализаторы, которые за 1944 год подали 429 предложений и технологических усовершенствований. В их числе Глеб Васильевич, предложил изменить профиль шнек-винта для артиллерийских снарядов.

        Глеб Васильевич Румянцев совместно с руководителями директорского корпуса написал документальную повесть «Труд во имя победы… Труд для родины», которую посвятил ветеранам труда, всем труженикам, работающим в тяжелые годы Великой Отечественной Войны на Ордена Красного Знамени Нижнетагильском Химическом заводе (завод № 56).